Консультации онлайн и лично: г. Москва, Волков пер., 4. Строго по записи!
(Watsapp, только писать, не звонить!)
Заполните форму
Для записи на консультацию
Телефон и e-mail не размещаются на сайте и не передаются третьим лицам

Дачный ловелас


«
К психологу обратился тридцатилетний мужчина по имени Николай. Его целью было найти в себе силы простить «измену» жены
Супруга Николая, 32-летняя Наталья, увлеклась соседом по даче, от которого до того ушла жена с двумя детьми. В зимнее время Наталья переписывалась с ним через соцсети и общалась в школе (ребёнок Натальи учился там же, где и дети «дачного ловеласа»). Мужчина проявлял большую активность и призывал Наталью уйти от мужа к нему. Муж, в свою очередь, ругал «разлучника» на чём свет стоит и говорил, что «от хорошего мужика не сбегают с двумя детьми». В ответ жена начинала оправдывать «любовника» и говорить, что он хороший, весёлый, профессионально занимается спортом, много зарабатывает и вообще при общении с ним она воодушевляется, а с мужем ей плохо.

Николай чувствовал большую обиду и, в свою очередь, «прыгал выше головы», чтобы создать конкуренцию «дачному ловеласу». Он занялся спортом, в результате чего похудел на 15 килограмм, прекратил употреблять пиво и стал директором крупной фирмы. Чудеса, да и только. Только вот жена по-прежнему с ностальгией вздыхала по «негодяю». Впрочем, последнее можно и без кавычек: желая подтолкнуть Наталью к разводу, хитрец наплёл ей, будто слышал от общих знакомых, как Николай говорил, что с женой он несчастен. Возмущённый муж разоблачил обман, доказав, что никаких общих знакомых у них не имеется. Но и этот аргумент не возымел воздействия: жена по-прежнему сетовала на то, что с мужем ей плохо. Муж был просто в отчаянии, тем более что соперник, в отличие от него, работавшего на посту директора с восхода до заката, имел много свободного времени, поскольку был индивидуальным предпринимателем.

Здесь уместно будет сказать несколько слов о Наталье. После рождения ребёнка она долгое время оставалась домохозяйкой. Причиной было внезапно проявившееся заболевание, представлявшее собой угрозу для жизни. Со временем, убедившись, что здоровье вернулось к ней, Наталья сделала пару попыток трудоустроиться, но сбежала с работы на следующий день, сочтя вменённые ей обязанности слишком сложными.

Выполняя запрос Николая, психолог исходил из известной истины: простить значит понять. Надо было выяснить, чего именно так не хватало Наталье в Николае и, стало быть, подумать, мог ли он в принципе ей это дать. Расспросив подробнее мужа, специалист переговорил с женой. И вот что выяснилось…
Вы можете подумать над этой ситуацией и выдвинуть свою гипотезу, после чего посмотреть далее.
Жена была домохозяйкой уже 10 лет, а это, надо сказать, для человека, большую часть времени проводящего дома, критический срок. Даже по статье 105 (убийство одного человека без отягчающих обстоятельств) в наших судах принято давать не более 8,5 лет – специально, чтобы не вызвать необратимых изменений в психике. Дело было ещё и в том, что домашняя обстановка связывалась у жены с воспоминаниями о продолжительной и опасной болезни, возникшей у неё после рождения ребёнка. Можно представить себе, как надоело ей находиться дома!

Казалось бы, ответ, что делать, очевиден: устраиваться на работу. Но выяснились некоторые обстоятельства, которые этому препятствовали. Во-первых, Наталья не любит свою профессию: окончить вуз (кстати говоря, весьма престижный) её заставила авторитарная мать. Во-вторых, доминировавшая в её семье мать всю жизнь была домохозяйкой и нигде не работала, а отца то и дело увольняли с работы из-за того, что он без конца поучал и критиковал начальство. Уже на пенсии мужчина сумел открыть ювелирную лавку и получил, наконец, надёжный источник средств к существованию.

Психолог был поначалу озадачен: как же выйдет на работу женщина, родители которой работать не любили? Более того, для её отца работа была источником бесконечных конфликтов и унижений! Стоит ли удивляться тому, что Наталья, едва выйдя на работу, сбежала с неё, не дожидаясь, когда её уволят? Сама Наталья не скрывала, что находиться дома для неё невыносимо, но трудоустройство – перспектива для неё ещё более неприятная.
Тут стало понятно, что продолжительная болезнь Натальи, преследовавшая её после рождения ребёнка, могла усугубляться из-за того, что служила удобным поводом не выходить на работу ...
А что если Наталья захочет заняться предпринимательством? Это предположение находило подтверждение в том, что отец женщины вроде бы неплохо зажил за счёт собственного дела, а сестра (тоже, кстати, никогда не работавшая!) существовала за счёт какой-то фирмочки, которую подарила ей тётя. Тем не менее, открыть своё дело Наталья опасалась. По её собственному признанию, мать с детства подавила в ней инициативу, держа под мелочным неусыпным контролем.

Кстати говоря, специалист понял, почему в первый же день работы Наталье показалось, что здесь ею будут недовольны: такое чувство возникало оттого, что начальницей там была женщина. У Натальи же была явная агрессия по отношению к женщинам, которая проистекала из-за бесконечных придирок её матери, и совершенно доброжелательное, даже попустительское отношение к мужчинам. (В свою очередь, это очень раздражало её мужа, возмущавшегося тем, что Наталья не замечает аморальности поведения дачного кавалера). По рассказам мужа выходило, все подруги Натальи – люди несчастные. Счастливых, бойких женщин она, по-видимому, боится. Разумеется, психолог обратил на это внимание Натальи и посоветовал ей не начинать свою трудовую карьеру под началом женщины. Идея целенаправленно искать не начальницу, а начальника Наталье понравилась.

Стал понятен и интерес Натальи к дачному красавцу. По её собственным словам, он не раз повторял ей, что работает на себя и является свободным человеком. Он предложил Наталье её ключевую ценность: свободу. С мужем была связана надоевшая квартира, бытовые хлопоты, воспоминания о болезни, а с ним – отдых на природе, здоровье (после знакомства с дачником Наталья охотно занялась фитнесом) и разговоры о том, чтобы уехать куда-нибудь на море. Свобода и независимость – вот что следовало дать Наталье, чтобы надобность в «дачном ловеласе» растворилась, как дым. В этом и заключалось решение проблемы, с которой обратился Николай.
Итог
На этом этапе Николай уже понял, что никакой реальной опасности этот дачный обольститель для него не представляет. Он просто «мимо проходил и попался под руку». Наталье нужен был лишь сообщник для «побега от работы». Видимо, она рассчитывала на то, что тот научит её работать на себя, оставаясь хозяйкой самой себе. При сильном желании сохранить брак (а оно присутствовало!) Николай мог организовать какое-нибудь несложное дело и подарить его жене. А пока психолог обсудил с Натальей все возможные для неё виды свободных профессий, чтобы, с одной стороны начальник (мужчина!) всё-таки был, но, с другой, работа была бы со свободным графиком. Что бы это могло быть? Наталья говорит: «Я оживаю среди людей». Может быть, ей следует заняться видеосъёмкой или фотографированием на мероприятиях? Тогда общения с людьми и праздничной атмосферы будет хоть отбавляй. Но Наталья воспринимает это предложение равнодушно. Что же является для Натальи её жизненной миссией?

Применив методику, основанную на теории доминирования, психолог выяснил, что таковой для неё является не просто общаться с людьми, а… поучать их. Тут Наталья сообщила, что после школы собиралась стать психологом или философом. Видимо, эти профессии ассоциировались у неё, во-первых, с поучениями, а, во-вторых, со свободой, которой ей так не хватало дома. Действительно, психологов мы представляем себе как людей, которые работают то в одном тренинговом центре, то в другом, а то и разъезжают по городам с «гастролями». Философов же мы воображаем бродящими по Древней Греции в простынях и разглагольствующими перед толпой на разные темы. Только вот мать Натальи ужаснулась столь туманной перспективе и назначила дочери другую профессию, к которой та не имела склонности.

Казалось бы, оставалось только благословить Наталью на получение образования психолога, но специалист предложил воздержаться от этого, по крайней мере, на первых порах. Дело в том, что Наталья не хотела быть обузой для мужа и стремилась к финансовой независимости. К тому же, чтобы зарабатывать хорошие деньги психологией, надо быть по натуре самоуверенным массовиком-затейником и иметь повышенную стрессоустойчивость, ведь люди попадаются очень разные. Частный случай того, с чем приходится иметь дело психологам, приведён здесь. Не менее стрессовой является и «поучающая» профессия учителя. Наталья же в настоящее время сидела на антидепрессантах, прописанных психиатром, и подвергать её ранимую натуру таким испытаниям было безответственно.

Далее выяснилось, что любимое занятие Натальи – вести дневники и писать рассказы. Прочитав некоторые образцы, специалист понял, что таланта у неё вполне достаточно, чтобы работать журналистом или даже редактором в книжном издательстве. «До свадьбы я недолго работала в одной любительской газете, и мне нравилось, но ведь я не филолог», – опешила Наталья. «Не филолог, но вас возьмут, – заверил её консультант, – потому что газетам, новостным сайтам и издательствам требуются специалисты в разных областях знаний, в том числе востребованы работники и с тем образованием, какое есть у вас». После этого психолог рассказал Наталье, как получить желаемую вакансию (к счастью, специфика журналистского и издательского дела была консультанту хорошо знакома).

»
Владината Петрова
Психолог, педагог, юрист