Новосибирск
Весенний проезд, 4
Заполните форму
Для записи на консультацию
Телефон и e-mail не размещаются на сайте и не передаются третьим лицам

Почему Рихард Вагнер, Козима Лист и Адольф Гитлер стали националистами?


«
Помимо соперничества с Доминировавшими отцами, было ещё нечто, объединявшее супругов Вагнер: и Козима, и Рихард были антисемитами, что находило отражение в их творчестве. В 1923 году, когда композитора уже 40 лет как не было в живых, его вдову и детей посетил Адольф Гитлер.

Ahuli Labutin / Shutterstock.com

В юности тот настолько обожал музыку Вагнера, что даже пытался… сам сочинять оперы. Козима в 1923 году была уже в преклонных летах и не общалась с новоявленным политиком, зато Гитлер подружился с членами семьи и часто навещал их. С 1924 года фестиваль музыки Вагнера в Байрейте стал трибуной сторонников будущего фюрера.


Откуда идет антисемитизм Вагнера? Л. Поляков пишет о том, что композитора беспокоило его собственное происхождение. Он полагал, что Людвиг Гейер на самом деле был ему не отчимом, а родным отцом, поскольку мать общалась с Гейером ещё до смерти своего первого мужа, полицейского чиновника Карла Фридриха Вагнера, который ей изменял. Собственно говоря, до 14 лет Рихард носил фамилию отчима, которая по-немецки означает «коршун», а в переносном смысле — «хищник, ростовщик». В те времена эта фамилия считалась типично еврейской.
Национализм Вагнера, по-видимому, идёт от соперничества с доминировавшим в его семье отчимом. Впрочем, для Вагнера эта тема была куда менее значимой, чем для его жены Козимы.
В 1912 г. некто Отто Бруно посвятил свою диссертацию выяснению происхождения Людвига Гейера и пришел к выводу, что предки Гейера, начиная с прадеда, принадлежали к евангелической церкви, хотя, честно говоря, сам факт написания диссертации на столь узкую тему наводит на подозрения о её заказном характере. Впрочем, даже если О. Бруно прав, Вагнер не мог знать этих сведений и не считал своего отчима настоящим немцем.


Интересно, что антисемитизм Вагнера носил переменный характер, зависящий от конкретных ситуаций и жизненного опыта, а вот для Козимы это была тема номер один, к которой она сохраняла интерес всю жизнь. Причем после смерти Вагнера эта тенденция усилилась, что указывает на то, что инициатива здесь исходила именно от Козимы. По предположению Хилмса, Козима унаследовала антисемитизм либо от своего отца, либо от его второй жены Каролины Витгенштейн, а быть может, от престарелой воспитательницы мачехи или от Ганса фон Бюлова.
С этой точкой зрения нельзя согласиться. Дело в том, что агрессия к какому-либо типу людей, равномерно сохраняющаяся на протяжении всей жизни, может быть обусловлена только борьбой с Доминирующим. Чье-либо влияние, даже авторитетное внушение того же Доминирующего, такой устойчивой агрессии породить не может.
Надо сказать, национализм действительно характерен для детей-«полукровок», какой была Козима (её мать являлась француженкой, а отец — венгром). Это объясняется двумя факторами: борьбой с Доминирующим родителем, в процессе которой ребенок должен выявить для самого себя слабые стороны Доминирующего, а также тем обстоятельством, что ребенка-«полукровку» не принимает полностью ни народ отца, ни народ матери, и ему нужно конкретизировать свое положение, определившись, кем он в большей степени себя считает.


Такими темами, как «немецкий дух», «основы сионизма», «русская идея», крайне редко интересуются, соответственно, чистокровные немцы, евреи и русские. Их не интересует вопрос, чем они отличаются от других. Они просто живут. Если интерес к этим темам возникает, то скорее мимолётный, обусловленный случайно возникшей дискуссией или необходимостью отрабатывать свою зарплату, как, например, в случае некоторых деятелей Третьего рейха. А вот для детей, родители которых принадлежат к разным культурам, это зачастую любимая тема для рассуждений.
Между тем, со второй женой «мозаика сложилась»: Козима хотела возвыситься над своим Доминирующим за счет участия в создании опер (что хотел бы уметь делать Доминирующий, но не умел), и Вагнеру нужно было того же (его Доминирующий был всего лишь исполнителем произведений других авторов)
«А как же Гитлер? — спросите вы. — Откуда у него столь пристрастное отношение к национальному вопросу?» А был ли Гитлер, как говорится в известном фильме, «настоящий ариец, характер нордический»? Ведь родился он не в Германии, а в многонациональной Австро-Венгерской империи. Кстати, в отличие от Вагнера, Гитлер ненавидел также славян и цыган (последних в Венгрии великое множество). С чего бы это?


Доминирующим в семье Гитлера был отец, Алоиз Шилькгрубер, который, как известно, пил и часто избивал сына. Так вот отец Алоиза женился на его матери лишь через 5 лет после его рождения! При этом почему-то Алоиз почти до 40 лет носил фамилию матери — Шилькгрубер, после чего взял фамилию своего отца Хидлера, которая при регистрации была несколько изменена. Уж не объяснял ли Гитлер тяжелый характер отца его предполагаемой национальной принадлежностью? Впрочем, вернёмся к семейству Вагнеров.


Найти объяснение антисемитизму Козимы не так просто, как в случае с Рихардом Вагнером или Адольфом Гитлером: её отец Фенренц Лист был именно венгром, и никаких оснований сомневаться в его происхождении нет. В чем же дело?

Статуя Рихарда Вагнера в Байрейте, Германия

Takashi Images / Shutterstock.com

Cудя по всему, Козима не могла простить отцу того, что он посвящал огромное количество времени чужим детям, делая их прославленными пианистами, в то время как собственных детей не только не видел годами, но и, по сути, держал под домашним арестом (см. «Почему дочь Листа влюбилась в Вагнера?»). Кроме того, Лист то и дело давал бесплатные открытые уроки для музыкантов, желавших повысить свой уровень. Разумеется, среди его учеников было немало евреев, среди которых ведущее положение занимал Карл Таузиг.


Как видим, агрессия Рихарда и Козимы Вагнер была направлена в одну сторону, причем источником её было соперничество их с Доминирующими родителями. «А наблюдалось ли такое же явление у братьев и сестер Вагнера и его жены?» — спросит внимательный читатель. К сожалению, ответить на этот вопрос не представляется возможным, поскольку брат Козимы, Даниэль, умер от болезни в двадцатилетнем возрасте, сестра же её, Бландина, умерла от родов (именно поэтому старших дочерей Козима назвала Даниэлой и Бландиной). Что касается Вагнера, он был девятым и последним ребенком Карла Вагнера, и основания считать себя незаконнорожденным сыном Людвига Гейера были только у него.


Как известно, оперы Вагнера в Израиле не исполняются, что объясняется не только антисемитскими взглядами композитора, но и членством в НСДАП его детей. Спрашивается, с чего это вдруг детей родителей-музыкантов понесло в политику? Вот что гласит на этот счет теория доминирования.
Детей тянет в ту область, которая была очень важна для их Доминирующего родителя, но в которой он, несмотря на все усилия, потерпел неудачу. В свою очередь, для Вагнера такой областью была именно политика! Пользуясь обожанием своего покровителя, молодого Людвига II, Вагнер активно принялся внедрять свои воззрения в парламенте Баварии и даже потребовал от короля уволить одновременно кабинет-секретаря и премьер-министра. В конце концов, активность Вагнера вызвала раздражение в окружении монарха, и Людвиг был вынужден выставить композитора из Баварии, хотя продолжал его поддерживать материально.
Поскольку в музыке Вагнер достиг максимально возможного успеха, у его детей не было стимула развиваться в этом направлении. Основным занятием потомков в ближайшие годы стало соперничество из-за того, кто будет управлять театром, построенным композитору Людвигом II. Борьба за руководство театром развернулась между двумя дирижерами: Францем Бейдлером, мужем Изольды, и её братом Зигфридом. В конце концов, мать назначила директором Зигфрида.
Основные интересы семейства были уже далеки от музыки. Жена Зигфрида, англичанка Винифред Вагнер, познакомилась в 1923 году с Адольфом Гитлером и ввела его в круг семьи. После поражения «пивного путча» Винифред переписывалась с арестованным Гитлером и носила ему передачи. В 1926 году она вступила в ряды НСДАП. После войны Винифред продолжала общаться со многими деятелями партии и в своем интервью 1975 года отрицала любую критику в адрес фюрера.


Младшая дочь Козимы, Ева, отклоняла многочисленные предложения о замужестве: она все ждала своего «принца». Наконец в сорок один год она вышла замуж за Хьюстона Чемберлена — английского историка, добавившего к идеям германского национализма собственные расовые теории. Многие свои положения Гитлер почерпнул у него. Разумеется, Чемберлен и его жена тоже состояли в НСДАП.


Что касается дочерей Козимы от первого брака, об их увлечении нацизмом или какими-то иными политическими концепциями ничего не известно, что совершенно закономерно, ведь для них Доминирующим лицом был не Рихард Вагнер, а их родной отец Ганс фон Бюлов. Бландина вышла замуж за графа Бьяджо Гравина, Даниэла — за историка искусства Генри Тоде.


Статья впервые опубликована в журнале «Школа жизни» 13.12.2014.

»
Владината Петрова
Психолог, педагог, юрист